Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:29 

Jessica Mortimer
Девочка со скальпелем
Зачла-таки "Тайную опору" Петрановской. В целом очень славно, позитивно и духоподъёмно и с любовью к детям.
Но сдаётся мне, что несколько чересчур писать такое в стране, где до очень недавнего времени практически 100% роддомов были с палатами отдельного пребывания, да и сейчас это наиболее распространенная практика. Про сложное кесарево и детскую реанимацию, я даже не говорю.
Причем писать в книге для матерей, а не в пояснительной записке к проекту реорганизации для людей, ответственных за устройство этих самых роддомов.

«Есть даже гипотеза, что такое тяжелое расстройство психики, как послеродовая депрессия, связано с практикой отделения новорожденного от матери после родов «ради отдыха» женщины или для медицинской помощи ребенку. Если мать лишена возможности держать ребенка у груди, смотреть на него, вдыхать его запах, глубинные, инстинктивные слои ее психики трактуют это как гибель малыша. Ты родила, но его нет – значит, ребенок умер. Ведь никакие «отдельные палаты для новорожденных» в древнюю программу не вписаны. И начинается переживание потери ребенка, горевание, тоже очень глубокая древняя программа, которая есть у многих млекопитающих, например, мы можем наблюдать ее у кошек и собак, потерявших потомство. Сначала мать страдает от мучительной тревоги, мечется, не находит себе места. Потом погружается в депрессию и отчаяние, прерывающееся вспышками гнева.

Однако ребенок-то жив, они возвращаются домой, за ним надо ухаживать, окружающие ждут от женщины счастливого и заботливого материнства. Но для глубинных слоев ее психики ребенок – умер. Его нет. А это какой-то другой, чужой, наверное. И почему она должна о нем заботиться? Ребенок не радует, он не нравится, не вызывает умиления, его беспомощность и требовательность раздражают вплоть до ярости. Семья и окружающие обычно не понимают, что происходит, да и сама женщина не решается признаться, что не любит ребенка, которого ждала и хотела. В самых тяжелых случаях страдания бывают столь невыносимы, или страх перед собственной яростью к ребенку так пугает, что мать может даже совершить попытку самоубийства.»


Ну и лично я была счастлива получить 6 часов после родов без ребенка на то, чтобы поспать, съесть заветное Юбилейное с кефиром и прийти в себя. Стремительные роды и ребенок весом 4400 лично у меня ни разу не запустили желание немедленно начать заботиться о ребенке. Больше всего хотелось позаботиться о себе. Например согреться и перестать уже колотиться в послеродовом ознобе.
И не уверена, что мне было бы легче пережить первую ночь со всеми прелестями отхождения мекония и адаптации младенца О. к общей бесприютности этого мира, не получи я на руки сытого, спящего и какое-то время вполне довольного жизнью ребенка.

Опять же, совершенно не раскрыта тема того, а что же делать женщинам, у которых физически нет возможности 3 месяца носить ребенка на ручках или в слинге 24/7.

@темы: разговоры с дорогим М.

URL
   

Вид на небо

главная